КиноЛюди

Антинио Бандерас о работе с Педро Альмодоваром над фильмом «Кожа, в которой я живу»

Антонио Бандерас: Все началось на Каннском Кинофестивале в 2002 году. Однажды ночью мне позвонил Педро Альмодовар и сказал: «Я сейчас в процессе изучения одного романа. Не знаю, буду ли я его когда-либо адаптировать для киноэкранов, но этот роман меня очень вдохновляет, у меня возникает множество идей. Хочешь участвовать в этом проекте?» И я ответил: «В принципе да, конечно. Правда, неплохо было бы увидеть сценарий». С тех пор мы виделись несколько раз и Педро Альмодовар спрашивал меня, насколько я занят в кинопроектах. И вот в 2010 году в Нью-Йорке, во время семинара по фильму «Грек Зорба» мне снова позвонил испанский мэтр и сказал, что момент настал. И я без лишних раздумий согласился.

Корреспондент: У Вас что-то есть общего с образом главного героя фильма «Кожа, в которой я живу»?

Антонио Бандерас: Ничего общего. Прежде всего, я не настолько методичный человек. Меня спрашивали «у тебя есть дочь, и, наверное, ты понимаешь, что движет твоим персонажем». Ну, наверное, я по характеру больше похож на типичного страстного испанца. Если я поймаю преступника в течение 5 минут после того, как он совершил нападение на ребенка, то моя реакция будет в первую очередь эмоциональной. У меня бы просто не хватило терпения день за днем ждать 5-6 лет…

Корреспондент: 21 год спустя после премьеры «Свяжи меня!» Вы снова работаете с Альмодоваром и снова играете одержимого персонажа. Критики очень хвалили Ваше исполнение в «Свяжи меня!». Чего Вы ожидаете от фильма «Кожа, в которой я живу»?

Антонио Бандерас: Уже вышли первые обзоры. В Англии, например, фильм и моя игра очень понравились кинокритикам. Здесь, в Испании Альмодовару сложнее: за границей его фильмы воспринимают по-другому. Хотя, мне кажется, в этом есть какая-то закономерность, и то, что происходит с Педро Альмодоваром, на самом деле, происходит со всеми другими режиссерами в их родных странах. Да, и существует много американских режиссеров, которым тут поклоняются, хотя на своей родине они не так успешны. Взять последний пример Вудди Аллена. В Европе он полубог, а в Соединенных Штатах – нет.

Возможно, это как-то связано с его личной жизнью, потому что американцы консервативны и так и не смогли понять того, что он женился на своей приемной дочери. Критика в сторону Педро и всех, кто работает с ним, связана с сенсациями, которые он вызывал в 80-ых. Поэтому когда я работаю с Педро Альмодоваром, я не только заново переживаю восхищение и любовь к нему и его уникальному миру, но также и все те реакции, возникающие вокруг его работ. Меня не удивляет, что есть люди, которые бы хотели распять нас, мы все это уже проходили, и радует то, что есть также люди, которые нами восхищаются. Так было и раньше. Я никогда не забуду премьеру «Лабиринта страстей» на фестивале в Сан Себастьяне в 82-ом году. Нам говорили очень оскорбительные вещи, нас хотели убить, нам аплодировали и свистели, и люди спорили между собой. Тогда я понял, что то, что происходило, было чем-то большим, нежели реакция на продукт кинематографа.

Антонио Бандерас о критике и фильме «Кожа, в которой я живу»

Я очень мало извлекаю для себя из критики, т.к. я ее не читаю. Раньше читал, но теперь нет. Я смотрю фильм, смотрю, чего мы достигли, как реагирует зритель, и все, двигаюсь дальше. Следующий фильм.

Корреспондент: Расскажите о совместной работе с Педро Альмодоваром над фильмом «Свяжи меня!» и «Кожа, в которой я живу»

Антонио Бандерас: Мои личные отношения, да и сам Педро Альмодовар со времени съемок фильма «Свяжи меня» никак не изменились. Мы поддерживали связь.
Но в профессиональном плане Педро стал минималистом, в нем появились черты японской четкости. В персонажах его фильмов нет больше обилия «барокко», он практически отказался от второстепенных персонажей. Это касательно формы.
Что касается содержания фильмов, Педро Альмодовар стал более глубоким, серьезным и драматичным. Во время съемок фильма «Кожа, в которой я живу», я шутил над ним «Педро, давай снимем комедию. Посмеемся, как в старые времена». Возможно, в будущем это и случиться, но не сейчас.

Корреспондент: Педро Альмодовар – режиссер с четким представлением того, чего он хочет снять и переубедить его почти невозможно. Вы говорили, что любите импровизировать. Так като же побеждал во время съемок фильма «Кожа, в которой я живу»?

Антонио Бандерас: С Педро Альмодоваром я не могу импровизировать, хотя и разработал целую макиавеллевскую технику, чтобы внедрить свои идеи в его фильмы.

Корреспондент: После 85 фильмов, что Вас прельщает больше – новые роли или плавный переход в спокойную жизнь?

Антонио Бандерас: Я до конца жизни планирую сниматься в кино. Хорошо, что с каждым годом у меня возникает больше возможностей, предложения действительно интересные предложения. С другой стороны меня сейчас больше интересует режиссура и возможности свободного самовыражения. Также хочу вернуться в театр. И я никогда не сдаюсь просто так! Люди спрашивают – «а зачем?». Но мне нравится, когда люди проникаются моей работой, тем, что я пытаюсь сказать, и этим я живу.

Отзывы

кинозрителей

Комментариев нет.

Общее впечатление о фильме:

 Хороший фильм
 Средний фильм
 Плохой фильм